Актриса

Ничего я не понимаю в их математике. Формулы какие-то, цифры… А вот в людях кое-что смыслю. Через некоторое время сестрица праздновала день рождения. И гений был приглашен тоже. Имела ты, Надюшенька, виды на своего гостя, знаю, что имела, видела, но… Извини, он мне тоже по душе пришелся. И права ты была тысячу раз: умный, начитанный, симпатичный, с юмором, внимательный, ласковый, э-э, да что говорить. Дурачок, пошел меня провожать. Ну и напросился в гости, посидеть, поболтать о театре, о жизни. Было полдесятого вечера, не поздно, и я согласилась. Господи, как давно это было! как я была тогда молода, господа, красива!.. я думала, он приставать начнет, в постель потащит… Не тут-то было. Мы проболтали до пяти утра. Было удивительно здорово, я давно так ни с кем не говорила. А на следующий день я пригласила его в театр. Шла какая-то стандартная советская комедия. Как он ругался, вы себе представить не можете.
«За такой текст кастрировать нужно, немедленно, где автор! Я это сделаю своими руками! Автора, автора!» – кричал он на весь зал. Публика очумела, понять ничего не могла. При чем здесь автор?! А как же великая, непровзойденная? Он меня не заметил, подлец, он слушал текст. Нормальные люди ходят в театр не для того, чтобы с текстом упражняться, пьеса – дело десятое, главное – артисты, постановка. А он мне еще полночи объяснял, какая сволочь и проститутка продажная этот самый автор. Отдохни ты, ради бога, делом займись! Лежишь в постели с женщиной и говоришь о политике. Кто спорит, советская власть ужасна, порядки чудовищны, никаких норм, никаких прав человека, правительство – дерьмо. Да-да, все так, но я-то здесь при чем? Конечно, ты борец за свободу и независимость, за все известные и неизвестные права, борись – это правильно, но в кровати ты должен бороться иначе, совсем иначе. Ну? Очнись, милый мой Левин, разуй глаза и обрати на меня хоть немного внимания, ты лежишь в постели с женщиной, заметь, не самой страшной, и рот твой не закрывается ни на секунду! Ах, ты философ, мыслитель? Тогда заберись в бочку и вещай оттуда, нечего тебе делать в моей постели!
Короче, от его возвышенной трескотни я уснула. А на утро сестра сообщает мне, что Мишка Левин влюбился без памяти, ходит по институту сам не свой, в голос читает когда-то запрещенные стихи Мандельштама, жутко выкрикивает отдельные лозунги, славящие партию и правительство. «По всем признакам, – говорит Надюша, – втрескался. Вот только не знаю в кого». В меня, моя сестреночка, в меня, в кого же еще. Так все закрутилось, завертелось тогда. Боже, как во сне. Я и впрямь не ходила, а летала. Вот было время, ребятки! Даже вспоминаю об этом, и голова кружится.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: