ЧЕЛОВЕК В ТУЛУПЕ

ЕВГЕНИЙ. Думал, не забуду, а ведь забыл, только сейчас, с этим тулупом, вспомнил банные свои стояния… и как мох курил, вырывая из пазов бани… и огурцы ел в темноте, когда пить захочется… А воздух к осени, зябкий… Но, конечно, не это главное! Все хожу вокруг да около, но это было – мы стояли на самом берегу под вечер, еще среди теплого лета, с одноклассницей Розой с верхней улицы… Я обещал ей стихи свои почитать, но от волнения позабыл, а что придумывал на ходу, было неуклюже, сбивчиво… И при этом нас все время жалили комары. Звенят, ноют сотнями, тысячами атакуют нас. Хлопая с усилием – для смеху – себя по лицу, я показывал ей красные от крови ладони и говорил: ерунда… я сейчас вспомню… Она терпеливо ждала, помахивая веточкой вокруг своей головы, и звала: идем к нам, на Верхнюю улицу, у нас там ветер с поля, комаров нет. Как вы тут живете? А я отвечал: у нас интересней, вот постоим еще! Я клялся, что каждую ночь, когда большая луна, из воды выныривает вот там, за кувшинками, русалка с большими глазами и поет. На каком языке, спрашивала умная девочка, отличница Роза. А я не знал, как ответить, сказать на русском или татарском мне почему-то представлялось невозможным… мы в школе проходили немецкий, но он такой грубый… все эти плюсквамперфекты… и я сказал: на итальянском. Потому что, дескать, там несколько раз слышалось слово амур. Она засмеялась – это на французском ля мур, а на итальянском аморе. Значит, на французском, соглашался я. А Роза с сожалением смотрела на меня, как взрослая девушка на маленького мальчика, хотя мы были ровесники. Я тогда еще не знал, что девочки взрослеют раньше нас. К тому же, если они отличницы. А я учился средне, любил физику и рисование, стихи, конечно, любил, но ненавидел писать диктанты и сочинения на тему…
Звонит телефон.
ЕВГЕНИЙ( в трубку). Да ради бога, не беспокойся!.. Да найду я чем пообедать!.. Всё, всё!.. (Кладет трубку.) И зачем удерживал я ее в комарином царстве, в сумерках возле нашей Старицы, чего хотел? Напроситься на поцелуй деревенский мальчишка никогда бы не решился. Может быть, как раз и надеялся на ее раннюю взрослость, что Роза посмотрит-посмотрит на меня с кровавыми следами на лице да пожалеет, сама одарит меня девичьим чмоканием хотя бы в щеку… при этом надо учесть: если скосит глаза вправо, то целует только от жалости, так говорили взрослые парни… если смотрит влево – то ласково шутит, это уже лучше…… а вот если целует, опустив глаза, то замуж за тебя хочет, тут же, на этом месте… Роза все не уходила, но и не целовала.
А лилово-розовая на вечерней заре старица звенела от лягушачьих оркестров, причем все лягушки как по команде вдруг замолкали и вновь начинали стрекотать… Собаки бесились по деревне – катался на мотоцикле сын милиционера Вахита… овцы, опоздавшие домой, торкались по воротам и смешно блеяли… громко щелкал кнут пастуха дяди Васи… и хрипло радио рассказывало на столбе среди села о достижениях народного хозяйства…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: