ЧЕЛОВЕК В ТУЛУПЕ

Роза ушла тогда домой уже в синих сумерках, оплеснула меня на прощание загадочным, влажным взглядом. И больше я ее на берег вечером не приглашал. А сам подолгу стоял здесь, называл себя дураком, потому что русалок нет в нашей Старице, как нет их нигде в СССР. Ну, может быть, возле древней Греции, в Средиземном море… где плавал Одиссей… и то, наверное, пожилые, безголосые… потому что откуда взяться юным – они же не могут размножаться, у них нет мужей…
И вот теперь только камыш да песчаные холмы на месте нашей Старицы, горит мусор, старые резиновые колеса, и между ними на мотоциклах скачут современные мальчишки, преодолевая подъемы и спуски… И не очистить более Старицу, не вернуть сюда чистую воду с лодками и гусями, не порадовать старые глаза моей мамы… А если попробовать? Заплатить за экскаватор… рабочим… Длина – километра три… глубина… ну, допустим метра полтора… ширина метров сто… пусть даже пятьдесят… Общий объем работ – семьдесят пять тысяч. (Звонит). Алло?.. Это я. У нас есть знакомые, кто по земляным работам спец? А, это мы им ставили сигнализацию? Спроси, сколько будет стоить вырыть семьдесят пять тысяч кубов? Да прямо сейчас. Я жду. (Пауза.) Нет, не каменистая почва… земля… что?! Да это ничего! В долларах?!. (Кладет трубку.) Нет, таких денег мне не собрать. И нашу Старицу я воскресить не сумею.

Сцена 9.
В деревне. СОФЬЯ в старом пальто и валенках перед печкой, обеими руками оперлась о костыль. Входит с мороза ЛЮДМИЛА в шубейке, вносит три полешка.
ЛЮДМИЛА. Дровишки-то твои кончаются! Завтра принесу своих. Эх, сейчас бы молодость вернуть да на санях с колокольчиками… да под тулупом вашим!.. Я помню его.
СОФЬЯ. Много ты помнишь. Почты не было?
ЛЮДМИЛА. Роза опять не приехала. (Снимает платок, шубку.) А эти ходят и ходят…
СОФЬЯ. Слышала я, в окна стучали.
ЛЮДМИЛА. Ты бы видела – легковушки как трактора… мужики большие, важные. Они и сейчас возле калитки…
СОФЬЯ (обрывает). Я сказала: не продам!
ЛЮДМИЛА. Софа! Чего ты ждешь? Сына? Жить он сюда не приедет. А навестить мог бы и у меня. Зачем молодому деревня? А эти обещают знаешь сколько?
СОФЬЯ. Слышала. Кричали.
ЛЮДМИЛА. Сколько они тебе кричали?
СОФЬЯ. Две тысячи.
ЛЮДМИЛА. Я думаю, ты понимаешь, Софа, не рублей, а долларов! Это шестьдесят тысяч! За избу! Ну, чего ты упираешься? Это же большие деньги!
Софья, пристукнув палкой, отрицательно мотает головой.
Старый дом… хрен ли за его держаться… у тебя тут что, клад закопан?
СОФЬЯ. Может быть. Как там другие наши старушки? Навестила?
ЛЮДМИЛА. Ну!. Курешиха с Петренковой Машкой гриппуют, друг дружку ругают. Машка кричит: ты в район ходила за хлебом, там подцепила. А эта: ты старые фотокарточки смотришь, а там соплей на целую больницу хватит. А эта: бахтерии помирают, а ты еще жива. Ну и дальше. Не бойся, я чесноку поела да еще чесноком же и крестилась перед ними.
СОФЬЯ. Чему быть, того не миновать.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: