ЧЕЛОВЕК В ТУЛУПЕ

ЕВГЕНИЯ. Она говорит: именно полушубок. Лейтенант сказал, берите, что хотите, скоро у нас тут будет новая гора, арестовали шпану, которая сотики воровала. Муж и привез.
ЕВГЕНИЙ. И где, где наш тулуп?
ЕВГЕНИЯ. Но это, Женя, не тулуп. Я его видела. Полушубок! Они говорят, если он наш, могут отдать.
ЕВГЕНИЙ. Господи, зачем нам чужой полушубок?!..
ЕВГЕНИЯ. Ты меня разлюбил?
ЕВГЕНИЙ. Что?! Мне кажется, я никого еще не любил. (Одевается.)
ЕВГЕНИЯ. Езжай на дачу. Твой тулуп там.
ЕВГЕНИЙ. Что?!
ЕВГЕНИЯ. Твой тулуп там. Я его спрятала. Думала, успокоишься. Он за поленницей, прикрыт моим пуховиком, там и магнитофон.
Отвернулась, заплакала.
ЕВГЕНИЙ. Дура!.. Значит, еще и врала?!. (Быстро уходит.)

Сцена 13.
Деревня. На столе самовар, чашки, за столом – ЛЮДМИЛА и СОФЬЯ в валенках, укутаны в одеяла. Старухи пьют чай.
Слышно, как стучат в ворота. Софья обожглась.
СОФЬЯ. Как им не надоест?!
ЛЮДМИЛА. А ты все-таки подумай! Я шла – три тысячи предлагают! Это девяносто тысяч по нашему, Софа!
СОФЬЯ. Я сказала? Не продам. А умру – так пусть бесплатно забирают. Но я сына хочу дождаться.
ЛЮДМИЛА. Они обещают уголь привезти.
СОФЬЯ. Поди, отдери в сенях пару досок.
ЛЮДМИЛА. Софья! Уж и так сени дырявые.
СОФЬЯ. Мои сени. Да и зачем они? Есть народы – прямо в жилую комнату входишь. Я в кино видела. Я вижу, ты замерзла, зубами стучишь.
ЛЮДМИЛА. Это я ложечкой… а зубы у меня до сих пор все целые!
СОФЬЯ. Да, зубы у тебя крепкие.
ЛЮДМИЛА. Кстати сказать, я Михаила на сенокосе от смерти спасла… яд из ноги высосала…
СОФЬЯ. Мне поведали, поведали про твой героический поступок.
ЛЮДМИЛА. А страшно было.
СОФЬЯ. Вот за это одно я тебя и не пришибла. Хотела.
ЛЮДМИЛА(смеется). Чем, Софья Лексанна?!
СОФЬЯ. Старым утюгом. Два дня с ним ходила…
ЛЮДМИЛА. А он тогда и говорит… бесполезно… я умру… скажи Соне, что должен остался колхозу семьдесят рублей, брал на водку для Ибрагима, он сына женил… пусть Соня как-нибудь отдаст… и еще – что стихи, посвященные тебе, постеснялся тогда прислать с войны, с собой носил… они в тумбочке, в жестяной коробке из-под китайского чая, в которой теперь рыболовные крючки сына…
СОФЬЯ. Где???
ЛЮДМИЛА. В коробке из-под китайского чая. Где рыболовные крючки Женьки, он так разъяснил.
СОФЬЯ. Что ж ты раньше не сказала?! Давай снимай с полки все банки… я в них, бывало, крупу держала… шиповник…
Людмила тащит несколько разноцветных жестяных банок. Старухи начинают вскрывать.
СОФЬЯ. Нету ничего.
ЛЮДМИЛА(нюхает). Крючки-то рыбой должна пахнуть.
СОФЬЯ. Господи, столько лет прошло… так смотри.
ЛЮДМИЛА. Пусто. Нету. Ой, вот! (Подает сверток коротеньких бумажек.)
СОФЬЯ. Отвернись! (Молча читает. Плачет.)
ЛЮДМИЛА. Мне уйти сейчас куда-нибудь?
СОФЬЯ. Да что теперь?.. Можешь прочитать. Вслух прочти.
ЛЮДМИЛА. Из дыма войны, как со дна морского,
я руки к тебе тяну.
Услышишь ли ты солдатское слово?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: