ЧЕЛОВЕК В ТУЛУПЕ

ЕВГЕНИЙ. За сорок пять. Как живой грел. Ты не бойся, притронься.
ЕВГЕНИЯ. Я уже притрагивалась. (Подошла, тронула тулуп). Ой!.. опять!.. (Отдернула руку.)
ЕВГЕНИЙ. Ну, да… когда сухой, он трескает… помню, в чулане – синяя такая маленькая молния… аж до мозга пробирала…
ЕВГЕНИЯ. Чуть сознание не потеряла.
ЕВГЕНИЙ. Да ну брось. Он больше не ударит. (Гладит тулуп.) Надо его погладить… черные и рыжие крылья… Ишь, все равно бьет.
ЕВГЕНИЯ. Трение.
ЕВГЕНИЙ. Тоже верно. Просто надо поприкасаться, снять заряд. Вот… сейчас можешь попробовать.
ЕВГЕНИЯ. Я больше не хочу!
ЕВГЕНИЙ. Надо матери написать. Всё некогда… эта жизнь сволочная… (Всовывается в тулуп спиной, запахивается, оставив открытым лицо.) Когда папа приходил с работы выпившим и мама начинала ругать, он уходил в сени, вставал в тулуп – тулуп висел на гвозде, доставая до самого пола – и в него запахивался. Он же был невысокий, лысенький, стоял там, как провинившийся школьник. Мама звала ужинать – не откликался. Я к нему бегу, шепчу: папа! А он плачет.
ЕВГЕНИЯ. Почему? Алкогольная истерия?
ЕВГЕНИЙ. Да ну тебя! У тебя на всё медицинские термины!.. То в деревне бригадира хорошего хоронили, а как же он мог не зайти на поминки.. то у кого-то сын родился… он же был председатель… Закроется весь и стоит. Тогда и мама начинала плакать. Говорит, пожалей свое сердце… тебе нельзя пить… Папа же на фронте контузию получил…
ЕВГЕНИЯ. Ты рассказывал. Мог упасть… да?
ЕВГЕНИЙ. Да дело не в этом. Нервы как оголенный провод. Вот иногда и выпивал. Даже не заходя из сеней в дом, вставал в тулуп и замолкал
ЕВГЕНИЯ. Ну прямо дитя! Ты в него.
ЕВГЕНИЙ. А чем я в него?! Нет уж, говори!
ЕВГЕНИЯ. Да перестань. Просто хотела сказать: нежный.. ранимый…
ЕВГЕНИЙ. Ты не это хотела сказать.
ЕВГЕНИЯ. А что я хотела сказать? Если знаешь, что я хотела сказать, зачем спрашиваешь?
ЕВГЕНИЙ. Ладно.
ЕВГЕНИЯ. Что ладно?! Вот, с ерунды начинаешь дуться. Мне тоскливо вечерами… давно ни на концерт, ни в оперу. Теперь какое-то время ты свободен?
ЕВГЕНИЙ (зло). А нам не нужны деньги? А дочери в Лондоне? А маме твоей? И моей? Мы же посылаем? А жизнь сейчас дорогая, моя дорогая.
ЕВГЕНИЯ. Не называй меня так! Мне самой ничего не надо..
ЕВГЕНИЙ. Кроме белого халата? (Выходит из тулупа, садится перед телевизором.)
Евгения стоит рядом. Супруги молча смотрят телевизор. Евгений выключает телевизор.
ЕВГЕНИЙ. Тогда в селах не было этого. Только радио. Но по радио замечательную музыку передавали. Представляешь, посредине села – столб, на нем репродуктор, как бочка. И поет Лемешев… или Алла Соленкова: «Соловей мой соловей»… У нас в деревне многие подражали певцам… Роза…
ЕВГЕНИЯ Роза?
ЕВГЕНИЙ. Что Роза?! Ну, была одна… дивно пела…
ЕВГЕНИЯ. Это с кем ты учился? Первая любовь?
ЕВГЕНИЙ. Да просто дружили… Или, например, разливается увертюра к «Хованщине», «Утро над Москвой-рекой». Сказочная же музыка.
ЕВГЕНИЯ. А ты поставь. (Садится.) У нас есть?

Купить коттедж в Подмосковье можно подешевле. Лучший коттедж в подмосковье ждёт вас. .

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: