Рэйв

МИХАЭЛА. (агрессивно, Антону) Вы и, правда, бессердечный. Хотите доконать меня. Нельзя, только потому что вы сами несчастны, и других топить. (Начинает всхлипывать.) Вместо того чтобы радоваться, что встретили свою старую любовь, начинаете меня мучить.
АНТОН. (неуверенно) Извините, но я не то имел в виду. Вообще-то, я не к вам обращался, а так, в целом.
МИХАЭЛА. (всхлипывая, агрессивно) Ага, а сейчас вообще оправдываться начинаете. Делаете вид, что лучше всех, а сами только оскорблять можете.  Если вы думаете, что я глупая, то ошибаетесь. Вот увидите, когда провалитесь, а я – нет. Вот уж тогда я посмотрю на вашу физиономию и порадуюсь, когда скажут: у Примшиц восемьдесят пунктов, а у доктора… э-э-э… такого-то… только двадцать.
ЕВА. (примирительно) Но, госпожа Примшиц, Антон вовсе не хотел вас обидеть. Это же было сказано в общем. Да, Антон? (Гертруде и Эрнсту.) Или вы как-то это иначе поняли?
ГЕРТРУДА. Да, конечно, нет. (Михаэле.) Да нет, он и, правда, в общем говорил.
ЭРНСТ. А я вообще понять ничего не могу. (Михаэле.) Что вы волнуетесь? Он же вам ничего не сделал. (Закуривает, в то время как Михаэла кричит.)
МИХАЭЛА. (возбуждённо) Ага, теперь вы все против меня! Что я могу поделать, если я не такая образованная?! Но я тоже чего-то да стою. Двух детей воспитала и за мужем ухаживала. (Рыдает от жалости к себе.) Знала я, что никакой благодарности не будет.
Ева подходит к Михаэле, кладёт свою руку на её руку, при этом та выходит из себя и ударяет Еву.
Не трогайте меня! Или вы думаете, что я такая же, как та вон. (Кивает на Гертруду.)
ЕВА. Госпожа… Прим… успокойтесь. Мы не хотели вас обидеть.
МИХАЭЛА. Примшиц меня зовут, чёртовы куклы!
ГЕРТРУДА. Нет, правда, мы не то имели в виду.
МИХАЭЛА. (Антону). …а вы… вы негодяй плешивый. Знаю я таких, как вы. Вечно свысока, вечно всё знаете, вечно умничаете. Вот увидите, что  я пройду, а вы загнётесь.
Эрнст протягивает Антону пачку сигарет, тот берёт её и обносит всех, предлагая сигареты.
АНТОН. Это просто общая нервозность. Вообще-то, каждый, кто выдержит это мучение и не свихнётся, должен выдержать и экзамен. Нам, старикам, даже страх не подобает, считается, что для этого мы слишком уж тупы.

Михаэла всхлипывает снова, но тише. Антон прелагает сигарету и ей.
Вот, возьмите. Теперь уже всё хорошо?
Все собираются в группку и курят. Пауза.)
ГЕРТРУДА. Водки хотите? (Протягивает фляжку с водкой. Все пьют и курят.) Тсс… Знаете, мне кажется, за нами наблюдают.
ЭРНСТ. Вы правы. Перед последним выстрелом дают ещё кровью истечь. Даже хищник не станет этого делать с оленем, которого не смог окончательно сцапать.
АНТОН. И это поколение, которое каждого, кому за шестьдесят, считает фашистами. И это поколение, которое придумало гуманное общество, в котором даже кровотечение из дёсен не допускалось. Зачем нас пичкали модными продуктами без холестерина, запрещали курить, заставляли заниматься физкультурой, вечно проходить диспансеризацию? Зачем, если нас теперь всё равно здоровенькими прикончат?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: