Тысяча дней Анны Болейн

Историки разроют ворох писем,
прочтут их тайнопись – и посмеются.
«Он полюбил, добился и убил», -
напишет мой биограф и издаст
стопу украденных любовных писем,
в которых я предстану пастушком,
влюбленым без ума в пастушку.
Так, на одном из них внизу – сердечко,
внутри я вывел буквы «А» и «Б». (Пишет в воздухе печат­ные буквы А и Б.)
А сбоку – надпись:
«Мне, Генриху, нужна одна А. Б.». Боюсь, что эта надпись
войдет в историю.
В тот первый раз, отвергнутый, взбешённый,
Я прочь умчал, на волю, словно кит,
ныряющий в фонтанах брызги крови.
«Кой черт, на свете столько баб
С такими же, как у нее, глазами, . дубами бантиком, точеными ногами,
С карманами, что я могу набить! Не хочет? ладно! Ей же будет хуже» Но крепко впился в плоть мою гарпун
И к ней тянул. И снова я пришел ?
И взял ее. И к ней прирос. душою.
И вот теперь хочу ее убить…
Но это кара за ее измену!
Возьми перо и подпишись- вит здесь.
Представь себе, как будто это подпись
бесстрастного судьи, а не твоя.
Ты утром долго так молился богу -
господь не даст 6езвинную казнить.
Смелей ставь подпись – дело справедливо.
А если нерешимость сделать это
как раз и есть мне богом данный знак?
Нет, думать так -поставить под сомненьевсю жизнь мою и все мои дела.
А, 6уцто я и так не сомневаюсь! (Берет перо.)
Могла она мне все же изменить?
Чем меньше я ее любил, похоже,
она меня любила все сильней.
Пусть даже мне назло, в отместку,
могла она мне все же изменить?

Освещается правая и центральная часть сцены, в то время как фигура Генриха погружается а темноту; впрочем, нам видно, как король наблюдает начало действия.

Сцена первая

3а карточным столом в правой части сцены сидят четверо; Анна Б о л е й н, молодой и красивый светский ще­голь Марк С м и т о н, фрейлина Анны Джейн С е а-м у р и придворный Генри Норрис с. Вокруг них располагаются -кто сидя, кто стоя -Елизавета и Томас Болейны, старик герцог Норфолк, приходящийся Анне дядей, М а д ж Шел т о н, тоже фрей­лина Анны , и сэр Томас М о р, который стоит в полу­тени, наблюдая за игрой. Игроки сидят так: Норрис – ли­цом к залу, Анна – к левой стороне сцены, Джейн – к правой стороне, Смитом – к заднику. На занавесе а глубине сцены появляется, постепенно приобретая четкость гравю­ры, изображение гобелена тонкой и искусной работы.

Н о р р и с. Вот новая игра, в которую играет весь Париж.
Анн а. Есть у нее название?
Норрис. Да, «королевский куш». Сперва поставьте на кон золотой.

Игроки делают ставки.

Затем я сдам всем по четыре карты и в том числе себе. Вот так, лицом наружу. (Сдает.) Теперь, когда у каждого четыре карты, игрок, сидящий первым после банкомета ? а это, дорогая, вы, – берется, если хочет, побить своею
картой карту, лежащую в колоде сверху. И объявляет сум­му, которой он готов рискнуть; он может, например, пойти ва-банк, а также на любую сумму в банке; но может пасовать.
Д ж е й Н. А бить мне нужно той же мастью?
Норрис. Конечно. Только так.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: