Тысяча дней Анны Болейн

Г е н р и х. Тем самым мы поставим под удар
наш брак с тобой, развод с Екатериной,
права ребенка нашего на трон:
оставить жить Не присягнувших мне…
Анн а. Не важно!
Не важно все: развод, наш брак, дворец.
Не будем требовать у них присяги!
Екатерина пусть сидит на троне,
Мария пусть наследует престол.
Ты любишь, я люблю тебя ?
И я могу сказать три эти слова.
Генри х. Что вырвало из уст твоих признанье?
А н н а. Твои стихи,
все то, что ты вложил в них,
и то, какой ты сам,
когда так открываешь душу.
Мне было страшно вымолвить «люблю»:
ведь я любить страшилась.
Теперь же – страхи прочь!
Люблю тебя – и будь что будет!
Без памяти люблю того,
кто был мне ненавистен,
но все же взял меня,
лю6изшую другого.
Тебя.
Г е н р и х. А я отчаялся услышать это.
О, если ты, в моих объятьях лежа,
ответишь мне любовью на любовь,
я стать смогу тем о6разцом монарха,
каким 6ы ты меня хотела видеть,
каким и сам я стать мечтал:
великодушным, щедрым, справедливым
и царственно внимательным ко всем.
Но ты должна помочь мне в этом.
Анн а. Чем только я смогу.
Г е н р и х. А не дворец ли растопил твой лед?
Какой красавице не тронут сердце
вся эта роскошь, эркеры, шелка?
А н н а. Нет, милый, сердце тронул ты:
И звук твоих речей,
И счастье пониманья,
И мысль спасти от смерти тех людей.
Генрих. Так, значит, мы вступаем в новый век!
Он будет золотым, нет, будет веком
высоких чувств, восторга, благородства,
огня в крови, огня в сердцах.
Откроешь сердце мне для страсти?
Анна. Оно твое. Открыто для лю6ви.
Генрих. Теперь в любви не дам тебе покоя!
Анна.. Зачем он мне? Смотри! (Раскрывает объятия.)

Генрих обнимает ее, целует, и они продолжают стоять обнявшись.

Генрих Я был пиратом, Нэн, до нашей встречи.
Я ни одной из женщин
не позволял считать меня своим.
Я был ничей ?
теперь я твой, родная.
И чем же ты меня околдовала?
Лукавым взглядом искоса
С улыбкой?
Наверно, так. Он правда колдовской.
Пленительным, неповторимо милым
рисунком треугольным глаз и рта?
Губами?
Посмотрим-ка. (Целует ее в губы.)
Похоже, что губами.
А может 6ыть, манерой говорить –
французским «р», запинкой легкой в речи,
волшебной трелью смеха?
Бровями? (Целует ее в обе брови.)
Всем обликом изящной статуэтки:
И нежным, как цветок, лицом,
И грудками, что льнут к моим лацоням,
И грацией точеных ног,
неутомимых в танце,
миниатюрных как…
Анна. Далась тебе моя миниатюрность!
Она всегда была предметом шуток.
Генрих. Есть способ выяснить источник чар:
Я всю тебя, от стоп и до короны,
попробую расцеловать.
Так 6лизок этот путь,
что я управлюсь мигом!
Анна. Но не сейчас.
Нет, мой король, источник чар – в ином.
Я    нелегко тебе досталась, Генри!
Но чем 6ы я тебя ни присушила,
Я рада 6ыть такой,
какой меня ты лю6ишь.
Что до тебя,
то мне известны чары,
какими ты меня приворожил.
Г е н р и х. Какими же?
А н н а. В тебе есть все:
добро и — рядом — зло,
в тебе так много самых разных граней,
что ты и сам себя совсем не знаешь.

воспользуйтесь автоломбардом для получения кредита .

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: