Тысяча дней Анны Болейн

на тайные мои пороки,
уж так ли вы-то все безгрешны?
Безгрешен тот, кто юн и неудачлив, -
так у него еще все впереди.
А также тот, кто стар и неудачлив, -
он безвозвратно упустил свой шанс.

У короля, как и у всех людей,
всегда готова для друзей любезность,
улыбка милая, приветливая речь.
Но это маска, а под маской    крыса,
свинья и пес, что тащит нас туда,
куда ему повадно.
И мы послушны им ?
свинье, собаке, крысе.
Мужчина, женщина, дитя ?
мы им всегда во всем послушны.
Не сердца зов, не дух, не разум –
животный, плотоядный голос
велит тебе: «люби ее»,
«оставь ее, люби другую».
За нас решает низменная страсть:
блудливый зверь, свинья, что ищет грязи,
всесильный зов греха.
В грехе, что ей поставили в вину,
Я был повинен первым.
Едва литья узнал, что Анна любит,
огонь моей любви, пылавший годы,
вдруг ослабел, и я, очнувшись, понял:
помимо Анны есть еще другие.
Затем огонь погас – я разлюбил.
Вкус губ ее мне стал постыл и пресен,
и к плоти жадно не тянулась плоть.
Когда же мне случалось слышать
толчок ребенка в чреве у нее,
я чувствовал: меня с души воротит.
Кто в этом виноват -она ли, я ли?
И есть ли тут виновный?

Сцена пятая

Комната в Йоркском дворце. Освещается правая сторона сцены, где мы видим Джейн  С е й м у р,  сидящую у ок­на за вышиванием. Входит  с л у г а  с  письмом и кожаным кошельком.

Джей н. Что вам угодно?
С л у г а. От короля. И то и это.
Д ж е й н. Я не ослышалась, от…
Слуг а. …и он просил прислать со мной ответ.
Д ж е й н. А этот кошелеК – он с золотом?
С л у г а. Да, госпожа, похоже, так.
Д ж е й н. Пусть не сочтет меня король неблагодарной, золоту я не имею тяги и не нуждаюсь в нем. Что до письма, то мне, пожалуй, лучше совсем не знать, что в нем.
(Отдает слуге письмо и кошелек.)
С л у г а. Мне таки передать?
Д ж е й н. Извольте.

Сцена шестая

Охотничья беседка короля. С луга завязывает напуль­сник на запястье у Генриха. Норфолк читает ко­ролю вслух выдержки из толстого фолианта.

Г е н р и х. А что он там толкует про напульсник?
Н о р ф о л к. «Стрелок из лука должен помнить о трех вещах: напульсник не крепят гвоздями, на нем недопустимы пряжки, а для шнуровки негоден шнур с металлом на концах». Генрих. Три эти вещи знает каждый олух. Что дальше?
Н о р ф о л к. Ничего.
Генри х. А, бросьте эту книгу.

Норфолк собирается передать книгу слуге.

Я вам велел ее забросить – и подальше! Король я или нет?
Н о р ф о л к. Как далеко прикажете забросить? Силенка у меня уже не та.
Г е н р и х.. Ну, ладно, не бросайте. Смотрите-ка, явился мрачный ворон, чей вид не предвещает нам добра.

Слева входит Кромвель.

Что ж, каркай, ворон, каркай.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: