У потомков мамонта …

КЕМУЕВ: Да бросьте Вы Ваши шутки, ради Бога! Виктория, Анна Аверьяновна Вам сегодня-завтра всё сама расскажет. Итак, Вадим, дайте Вике статьи для австралийского журнала (ВАДИМ берёт со стола несколько бумаг, подумав, добавляет ещё одну, протягивает Виктории) Вот, пожалуйста, первое задание, начинайте переводить. А пока, Дмитрий, отведите Викторию в Отдел кадров, там нужно кое-какие бумаги заполнить. Скажите, что это к Кемуеву, и чтобы оформили сегодняшним числом! Потом покажите Институт! Анна Аверьяновна, принесите, пожалуйста, чай. Вадим, зайдите ко мне!

МИТЯ и переводчица уходят. КЕМУЕВ удаляется к себе в кабинет вместе с Вадимом. ЛИЦЕЗАРСКАЯ наливает чай.

ЛИЦЕЗАРСКАЯ (кладёт в чашку сахар): Не знаю, может мало. Он каждый раз придирается (шумно отпивает прямо из чашки начальника) Да, нет, в самый раз. (с манерным видом открывает кабинет КЕМУЕВА; чопорно) Чай, пожалуйста. (отдаёт чай, закрывает дверь)
КОРОБУШКИН (в раздумье, откинувшись на стуле): А переводчица-то какая глазастая!  Интересно, других не было?
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Михаил Яковлевич, может быть, Вы успокоетесь наконец?! Кто о чём… Сдаётся мне, Вы запамятовали, что у Вас двое детей.
КОРОБУШКИН: Лицезарская, не волнуйся за моих малюток! И вообще, я просто поинтересовался.
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Да Вы, Михаил Яковлевич, с Вашим цинизмом вообще не способны понять, что в женщине главное!
КОРОБУШКИН: Как это что? Грудь и перспектива!
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: А если подумать?
КОРОБУШКИН: (без энтузиазма) Душа и глаза… Интересно, а Собринский в тебе именно это ценит или что-то ещё более возвышенное? (делает движение, как будто поправляет бюст вверх)
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Нахал! Что ты себе позволяешь?! Я тебе в матери гожусь!
КОРОБУШКИН: Ну, наконец-то призналась!
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Коробушкин, попомни моё слово – я ведь терплю-терплю твои вольности, но когда-нибудь да сорвусь. Чем в словоблудии упражняться, занялся бы лучше делами от греха подальше!
КОРОБУШКИН (начинает печатать на компьютере): Эх, Лицезарская, не учи меня жить, как мамаша моя, которую я на дух не переношу!
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Коробушкин, почитай Библию, там, где про заповеди! Ладно, всё… я на обед пошла. (стучится в кабинет КЕМУЕВА) Ильдус Шарипович, я на обед! А после обеда к студентам. Михаил Яковлевич ещё здесь.
КЕМУЕВ (выходя из кабинета) Подождите. Анна Аверьяновна, сегодня ближе к концу дня я бы хотел собраться всем отделом. Есть несколько вопросов для обсуждения. Михаил, Вас это тоже касается. Передайте Мите. Всё ясно?
ЛИЦЕЗАРСКАЯ (с достоинством): Я не первый год работаю.
КЕМУЕВ: Ве-ли-ко-леп-но! Идите. (уходит в кабинет)
КОРОБУШКИН (наблюдая, как ЛИЦЕЗАРСКАЯ надевает плащ): Вечером! Как всегда! Я уже не помню, когда домой вовремя приходил. Чёрт знает что! В буфет что ли сходить? (уходит вслед за Лицезарской)

За сценой слышны утихающие голоса:

- Пошли вместе,  родительница ты моя научная.
- Я тебя просила ко мне так не обращаться!
- Да ты сама же сказала, что мне в матери годишься.
- Когда это?!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: