У потомков мамонта …

УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА: Линка! Линка, где ты? Прямо испарилась, Господи! Куда ты  подевалась-то?! Линк! Да плюнь ты на него, пусть едет в эту чёртову заграницу (начинает всхлипывать), одни беды от неё только… Не выставка с финансированием, а напасть сплошная…  Как только этот басурман приехал, так всё наперекосяк пошло, все мои гуманитарии перессорились! Такие дружные были, а как в Австралию эту постылую засобирались, так будто их подменили! (оттирает глаза платочком) Что деньги с людьми делают! Была бы моя воля, так я бы ни за что, ни за какие деньги не отдала бы Слоника, даже на время… Здесь он должен всегда стоять, в Археологии! Он хранитель наш, институтский домовой, а они его куда прочат! Пропадёт он там… Что нас ждёт-то, Господи?! Верни нам прежнюю спокойную жизнь!

Всет гаснет, потом зажигается и высвечивает отдел древних культур. КЕМУЕВ сидит согнувшись и держится за живот, КОРОБУШКИН задумчиво вращается в компьютерном кресле, ЛИЦЕЗАРСКАЯ сидит, закрыв лицо руками, переводчица в испуге вцепилась Мите в руку. Громкий стук в дверь.

ЛИЦЕЗАРСКАЯ (очнувшись, испуганно):  Кто это ещё?
КОРОБУШКИН: Мамонт пришёл…

Открывается дверь, появляется РАБОЧИЙ В СПЕЦОВКЕ..

РАБОЧИЙ: Господа учёные! Шумно у вас! Стучусь, стучусь – никто не открывает. А как выбегать из кабинета  стали, так думаю, закончили…

Все смотрят на него в молчании.

РАБОЧИЙ (неуверенно): … Это отдел древних культур? Кемуев кто?
КЕМУЕВ: Я Кемуев.
РАБОЧИЙ: Мне бы кое-какие детали уточнить, а то без них подгонку начать не сможем (достаёт из кармана спецовки бумагу с чертёжом)
КЕМУЕВ: Простите, Вы о чём?
РАБОЧИЙ:  О ногах я…(смотрит в бумагу) Четыре нижних кости, две локтевых, две берцовых, всё как Роман Львович Ребров написал. Письмо-то гарантийное об оплате он оставил, а детали обговорить не успели…. А без гарантийного письма теперь никак нельзя! Это раньше было по договорённости, в порядке оказания материальной помощи и тэ дэ, а теперь никто ничего за так не делает: ни ноги, ни, извините, что другое. Договорные отношения, никуда не денешься… вот. А Роман Львович наказал, чтобы срочно, вот я и пришёл…
ЛИЦЕЗАРСКАЯ (истерично) Да откуда Вы?!
РАБОЧИЙ: Ну вы даёте! Из Института точной механики! От соседей ваших! На выставку едете? Едете! Мамонта везёте? А шарниры у него в суставах расшатаны! Вот Ребров и договорился с нашим Институтом о подгонке – 15-го после работы ноги снять, так сказать, демонтировать, а теперь вот на месте надо… того… монтаж сделать. Не помните что ли ничего?! Эх, учёные… археологи… У наших-то, у механиков, всё по-другому, всё выверено, всё до микрона! Наша наука точность любит! Ну так как с подгонкой-то?
Всё в оцепенении молчат.

ЛИЦЕЗАРСКАЯ (задумчиво): Да-а… Демонтировали нашего Мамонта втихую,  развалили в одночасье… прямо как СССР!
КОРОБУШКИН (подходит к рабочему, проникновенно): Спасибо, друг! От всех нас и от нашего Мамонта – спасибо! Счастья тебе, друг! И Институту вашему, и вашей точной науке! Спасибо!

школа танцев в москве . Композитные бассейны, оборудование бассейнов для нагрева и дезинфекции. .

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: