У потомков мамонта …

КОРОБУШКИН (разводит руками): Ну, чёрт знает, что такое! (направляется к левому выходу со сцены, поворачивается; говорит бодро и миролюбиво, как будто ничего не случилось) Ань, а ты возвращайся, как покуришь! Нам с иностранцем без тебя не сладить!
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Да катитесь вы со своим иностранцем!
КОРОБУШКИН: (с досадой) Ну, и грубая же ты …  (дурачится, изображает Лицезарскую) Ах-ах-ах, обращайтесь ко мне теперь только по делам Европейского Совета по правам униженных научных сотрудников! (убегает)
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Шут гороховый!

УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА соскакивает с топчанчика, бежит к сидящей Лицезарской, хватает стул, садится рядом.

УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА (с укором): Аня, ну что ты с ним так? Он же просто …
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Да не так он прост… приспособленец! Карьерист дешёвый!
УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА: Анна, ну что ты говоришь?! Ты же научный сотрудник!
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Да-а, Ульяна Степановна, научный … Двадцать пять лет этому несчастному Институту отдала, и вот, пожалуйста, – руки трясутся! (растопыривает пальцы, демонстрирует) До чего довели! Ни от начальника, ни от сотрудников никакого уважения! Обидно, Ульяна Степановна, просто обидно! А ведь мы с Кемуевым вместе начинали, отдел создавали, музей; причём, я была руководителем, а Кемуев моим помощником, пыль с костей кисточкой смахивал! Зато потом в гору пошёл… (затягивается), защитился два раза… И теперь кто он, а кто я?! (нервно затягивается несколько раз) И как не помнит, через что мы вместе прошли!  Как кошмар перестроечный начался, батюшки светы! Отдел чуть не закрыли, кадры сократили, денег не платили…
УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА: Ань, ты прям стихами!
ЛИЦЕЗАРСКАЯ (не обращая внимания): … государственные субсидии отобрали, а кто рядом был? Коробушкин? Он сразу в коммерцию засобирался! Это уж потом, как сектор этнографии пообещали, так остался. А у меня об отделе (стучит себе в грудь) душа ноет … ну, и о нём, конечно, тоже. Он ведь, по сути, несчастный человек. С проблемами … Сами, наверное, знаете, с какими …
УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА: (машет рукой) Ой, да уж знаю, знаю… Видела. Заходил он…
ЛИЦЕЗАРСКАЯ (в сердцах): Хорош, да? Я его чуть не на коленях умоляла, чтоб держался! Такая встреча! Будущее отдела решается!
УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА (робко): Ань, а что за встреча-то?
ЛИЦЕЗАРСКАЯ (от эмоций не обращает внимания на вопрос) … Я ведь не ради себя прошу! И уж не ради жены его, дуры молодой, у которой только ноги одни везде! Куда ни глянь! А в голове – алтайское плоскогорье! Тишь да гладь – ни одной извилины!  Пустышка красивая! Только и могла, что дураку старому голову задурить, а вот понять его – мозгов не хватает! У неё ведь умок в головке хорошенькой, как перстенёк в шкатулочке хранится, без дела. Она даже понятия не имеет о его интеллектуальном величии, о его научном потенциале! Как он значителен! (всё больше воодушевляясь) Да это гигант науки! Мамонт! Одним словом, мамонт!
УЛЬЯНА СТЕПАНОВНА: (оборачивается на Мамонта, поддакивает) Мамонт, конечно, мамонт!

МОРЕ магазин: купальники на Теплом стане и парео пляжная одежда в Москве .

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Разделы сайта


Поиск

Наши Друзья: